Он передал миру красоту русских пейзажей

В январе исполнилось 190 лет со дня рождения величайшего русского художника-пейзажиста, живописца, рисовальщика и гравера-аквафортиста, академика, профессора, руководителя пейзажной мастерской Императорской Академии художеств Ивана Ивановича Шишкина.

Он от природы обладал огромным талантом самородка. Никто до него с такой открытостью не поведал зрителю о своей любви к родному краю, живой красоте русских лесных пейзажей.

Ему, как никому другому, удавалось передавать через свои полотна неповторимость первозданного леса, бескрайних просторов полей, холод сурового края... При взгляде на его картины часто создается впечатление, что вот-вот подует ветерок или послышится треск сучьев.


УВЛЕЧЕНИЕ ЖИВОПИСЬЮ

Иван Шишкин родился 25 января 1832 года в многочис­ленной и небогатой купече­ской семье, проживавшей в небольшом провинциальном городке Елабуга, расположен­ном у берегов Камы Вятской губернии. Отец был челове­ком разносторонних знаний и хотел, чтобы сын получил хо­рошее образование, посылал его к разным учителям. Когда мальчику исполнилось 12 лет, он отвез его в Казанскую гим­назию. Однако, вернувшись на лето домой, будущий художник объявил родным, что в гимна­зию больше не вернется, и с жаром предался рисованию.

В детстве будущий худож­ник мог часами бродить по лесу, восхищаясь красотой первозданной природы. Маль­чик старательно разрисовы­вал стены и двери дома, удив­ляя окружающих. В августе 1852 года Шишкин поступил в Московское училище живопи­си и ваяния. Молодой худож­ник был впечатлен полотнами маститых живописцев и осоз­нал, что душа его лежит к пей­зажу.

Через четыре года Иван Шишкин отправился в Петер­бург, чтобы поступить в Ака­демию художеств. Уже спустя три месяца он привлек вни­мание профессоров своими натурными пейзажными ри­сунками и постоянно получал награды за свои работы. При­обретя вместе с Большой зо­лотой медалью право на по­ездку за границу в качестве пенсионера академии, в 1861 году он отправился в Мюнхен.


РАБОТА ЗА ГРАНИЦЕЙ

В немецком городе посе­щал мастерские известных ху­дожников. Затем перебрался в Цюрих и под руководством профессора Коллера, считав­шегося тогда одним из луч­ших изобразителей животных, срисовывал и писал послед­них с натуры. Художник тоско­вал вдали от Родины, и толь­ко усердная работа отвлекала его от хандры. Какое-то вре­мя Шишкин провел под Дюс­сельдорфом в Тевтобургском лесу, где сделал массу пре­красных рисунков каранда­шом и пером. Его мастерство даже было замечено местны­ми жителями. Позднее он на­писал, вспоминая о том пери­оде: «Где и куда ни пойдешь, везде показывают – пошел вот этот русский, даже в магази­нах спрашивают, не вы ли тот русский Шишкин, который так великолепно рисует».

Он не только рисовал, но и много писал маслом. При­сланные из-за границы рабо­ты были одобрены академиче­ским начальством и появились на выставке 1865 года. Осо­бо отмечены успехи Шишки­на в рисунке и гравировании. Но ни европейская пейзажная живопись, ни ее природа осо­бого впечатления на Шишки­на не произвели. Хотя время было потрачено не зря, о чем свидетельствует явное совер­шенствование его мастерства. Написанная им тогда карти­на «Вид в окрестностях Дюс­сельдорфа» принесла Шиш­кину звание академика и была отправлена на Всемирную вы­ставку в Париж.



В СВОЕЙ СТИХИИ

Вернувшись из-за границы, Шишкин старался применить полученные навыки к изобра­жению русской природы, мно­го экспериментировал, пыта­ясь «нащупать» собственный путь в живописи. В его рабо­тах появились элементы эпич­ности, взгляда на природу как на мощную и целостную сти­хию, находящуюся рядом с че­ловеком, но живущую своей жизнью.

С приездом на родину в Шишкина словно вселились новые силы. Он сблизился с представителями прогрессив­ной творческой интеллиген­ции, участвовал в собраниях о роли искусства, правах ху­дожника. Иван Шишкин всегда был окружен вниманием това­рищей. Илья Репин говорил о нем так: «Громче всех разда­вался голос Ивана Ивановича Шишкина: как зеленый могу­чий лес, он поражал всех сво­им здоровьем, хорошим ап­петитом и правдивой русской речью... Публика, бывало, аха­ла за его спиной, когда он сво­ими могучими лапами ломо­вого и корявыми мозолистыми от работы пальцами начина­ет корежить и затирать свой блестящий рисунок, а рису­нок, точно чудом или волшеб­ством, от такого грубого об­ращения автора выходит все изящней и блистательней».

Шишкина привлекали об­ширные лесные массивы. Лучшие пейзажи того вре­мени исполнены величавой торжественностью. Большое значение художник прида­вал этюдам. Их создание было подлинно творческим про­цессом, основанным на про­должительных наблюдени­ях и раздумьях. Немалую роль он отводил рисунку и почти не расставался с карандашом. Восхищаясь острой наблюда­тельностью и уверенностью, с которой Шишкин писал этюды, Крамской рассказывал: «...Ког­да он перед натурой, то точно в своей стихии: тут он и смел и ловок, не задумывается».

Главной формой выраже­ния волновавших Шишкина замыслов всегда оставалась картина, с наибольшей пол­нотой он раскрывал в ней во­одушевлявшие его идеи. При­мером этого может служить работа «Рожь». Шишкин был отличным пейзажистом, но редко брался за изображения зверей на своих работах. Кар­тина «Утро в сосновом бору» не стала исключением. Он создавал пейзаж, а вот четве­рых медвежат нарисовал дру­гой художник, специалист по зверям, Константин Савиц­кий. Говорят, что именно он подсказал саму идею для этой картины. Рисуя утро в сосно­вом бору, Шишкин взял Са­вицкого соавтором, и работа изначально была подписана ими двумя. Однако, после того как полотно было передано в галерею, Третьяков посчитал вклад в произведение Шиш­кина более обширным и стер имя Константина.


СЕМЬЯ

В 1868 году Шишкин впер­вые женился. Его супругой стала сестра друга, пейза­жиста Федора Васильева – Евгения. Художник любил ее и родившихся в браке детей: дочь Лидию и сыновей Вла­димира и Константина. Он не мог надолго уезжать от них, так как считал, что без него дома обязательно произойдет что-то ужасное. Шишкин пре­вратился в нежного отца, чут­кого мужа и радушного хозяи­на, в доме которого постоянно гостили приятели. Свою жену художник изобразил на двух картинах: «Дама с собачкой» и «Перед зеркалом. За чтени­ем письма». Вскоре в жизни Шишкина наступили тяжелые времена.

Умерли в младенчестве его сыновья, а в 1874 году ушла из жизни жена, отчего он зам­кнулся, его характер и работо­способность стали портиться из-за частых запоев. Вслед­ствие постоянных ссор мно­гие близкие и друзья переста­ли общаться с ним. Спасла его привычка к труду: из-за свое­го самолюбия Шишкин не мог позволить себе упустить то место, которое он уже проч­но занимал в художественных кругах, и продолжал писать картины, которые становились все популярнее благодаря пе­редвижным выставкам. Имен­но в этот период были созда­ны «Первый снег», «Дорога в сосновом лесу», «Сосновый бор», «Рожь» и другие извест­ные работы.

В 1880-м Шишкин женил­ся на красавице Ольге Лаго­де, своей ученице, художни­це-пейзажистке. У них 21 июня 1881 года родилась дочь Ксе­ния. Вторая жена его тоже скончалась, буквально через год после свадьбы – и худож­ник снова ушел с головой в ра­боту, которая позволяла ему забыться. Его привлекала из­менчивость состояний при­роды, он стремился поймать и запечатлеть ускользающую натуру. Экспериментировал с сочетаниями разных кистей и мазков, оттачивал построение форм, передачу самых нежных цветовых оттенков. Эта кро­потливая работа особенно за­метна в работах конца 1880-х, например в пейзажах «Сосны, освещенные солнцем», «Дубы. Вечер», «Утро в сосновом лесу» и «У берегов Финского залива». Современников кар­тины Шишкина поражали тем, как легко и свободно он экс­периментировал, добиваясь при этом потрясающей реали­стичности.


ВЕЛИЧАЙШИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ХУДОЖНИКА

В последнее десятилетие жизни Иван Шишкин воспри­нимал природу более проник­новенно, тонко, возросла роль света в его картинах. В 90-е годы были организованы две выставки работ художника. На первой в 1891 году были представлены свыше пятисот этюдов, которые раскрывали творческую лабораторию ху­дожника, его поиски. Через два года на другой выставке демонстрировались произве­дения, выполненные в течение последнего лета. Они свиде­тельствовали о многообразии замыслов, об исключительной зоркости глаза и высоком ма­стерстве пейзажиста.

В 1895 году у Шишкина вы­шел четвертый альбом офор­тов (вид гравюры на металле). Это было подлинным собы­тием в художественной жиз­ни страны. Альбом включал 60 листов – все лучшие работы.

Блестящим итогом поч­ти полувекового пути ху­дожника в отечественном искусстве стала картина «Ко­рабельная роща» (1898 год). Ее можно считать классиче­ской по завершенности, пол­ноте художественного об­раза, монументальности звучания. В основу произве­дения легли этюды, сделан­ные в Елабуге. Роль Ивана Шишкина в русском искус­стве оставалась столь же значительной и в те годы, когда в пейзажной живописи появилось множество вели­колепных произведений Иса­ака Левитана, Валентина Се­рова, Константина Коровина.

Живопись настолько зани­мала все мысли художника, что он даже скончался 20 мар­та 1898 года с кистью в руке, сидя за мольбертом.

Подготовила Елена ХАРИТОНОВА.

3 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все