Очарованные Чарондой

В прошлом году на Вологодчине в пятый раз проходил конкурс детского сочинения «Страницы Родины моей!». Организатором его является автономное учреждение культуры «Вологдареставрация».

Свои работы участники посвятили объектам культурного наследия и людям, которые внесли значительный вклад в дело сохранения и развития историко-культурного наследия края.

Одна из работ посвяща­лась древнему уголку – Чаронде. Автор ее – Ари­на Половцева из города Череповца. По итогам состязания в возрастной категории от 10 до 12 лет она заняла первое место. Сочинение девочки оказа­лось очень интересным. Отрывки из него мы пу­бликуем в этой заметке.

Край ты мой заброшенный,

Край ты мой, пустырь,

Сенокос некошеный,

Лес да монастырь.

(С. Есенин)

У каждого человека есть Родина. Это слово объединя­ет традиции, обычаи и куль­туру народа. Моя Родина – Россия, а любимый город – Череповец. Но рассказать я хочу о своей малой родине, которая дорога мне и моим близким, где провожу лето. Я люблю ее за уникальную при­роду, самобытность и непо­вторимость, за необъятные чистые воды озера Воже…

Чаронда… Моя Чаронда. Село? Деревня? Или забро­шенный город? Город-при­зрак, в который не ведет ни одна дорога. Само название говорит о том, что есть здесь что-то уникальное, волшеб­ное. По одной версии Чарон­да означает «берег, поросший мхом», по другой – «черандак» – злой дух.

Много секретов прячет от людей это место. По мнению археологов, которые каждый год приезжают в Чаронду, люди здесь селились еще во време­на неолита – за пять тысяч лет до нашей эры. Село было осно­вано в XIII веке на берегу вели­чественного озера Воже Онеж­ско-Беломорского водного пути. К XVII веку благодаря рас­положению оно разрослось до 1 700 дворов. Это был полно­ценный город с собором, церк­вями и пристанью.

Чаронда представляла со­бой небольшой, сухой, порос­ший соснами участок, со всех сторон окруженный болотами, расположенный на западном берегу огромного, богато­го рыбой озера Воже. По нему проходил солидный отрезок беломорского пути и один из самых главных водно-воло­ковых путей. Из Белого озера волоки поднимались по реке Ухтомице до озера Волоцкое. Там через двухкилометро­вый перешеек попадали в озе­ро Долгое, спускались по реке Малая Ухтомица в реку Мод­лону и уже по ней следовали в озеро Воже. По реке Свидь можно было попасть в озеро Лача, откуда берет начало река Онега, впадающая в Се­верную Двину. Вот поэтому в X веке Чаронда стала важным перевалочным пунктом.

В XVII-м Чарондская окру­га представляла собой бога­тую самостоятельную область. В 1826 году на берегу озе­ра был возведен храм Иоанна Златоуста. В 1878-м по водно­му пути, который пролегал по реке Онеге, озеру Лача, реке Свидь, озерам Воже и Елом­скому, рекам Еломе, Модло­не и Перешне, озеру Перешно­му, соединительному каналу, рекам Сусле и Порозовицы, Кубенскому озеру, была соо­ружена и открыта плотина со шлюзом для прохода судов че­рез пороги реки Свидь, очищен фарватер, намечена пристань в Чаронде и других местах. До 1920 года по озеру Воже кур­сировали груженые парохо­ды. В то время в Чаронде ра­ботали два кирпичных завода и один рыбоперерабатывающий. В дальнейшем из-за недостат­ка средств на содержание пло­тины работы прекратились, а время разрушило возведенные сооружения.

Как и многие села России, Чаронду не обошла стороной коллективизация. Население состояло в основном из ку­лаков и середняков, но это не помешало им вступить в ряды рыболовецкого колхоза и ра­ботать на благо государства. В 1941 году мужчины села по­кинули родные стены для за­щиты Родины от фашистских захватчиков, а из Ленингра­да были направлены бежен­цы, которых приютили жите­ли Чаронды. Моя прабабушка Анастасия Ивановна освобо­дила зимнюю избу для прожи­вания ленинградцев. Бабушка Лиза, отправив на войну двоих сыновей, которые погибли, не захотела возвращаться домой и осталась в Чаронде. Она до конца своих дней жила в зим­ней избе, помогала прабабуш­ке Анастасии по хозяйству и в воспитании ее сыновей Игоря и Александра.

В послевоенные годы Ча­ронда росла и богатела. Тру­женики села работали в колхо­зе «15-я годовщина Октября». Он был богатый, и деревня полностью себя обеспечива­ла. Как рассказывает мой де­душка, в период с 1950 по 1972 год в хозяйстве имелись три конюшни на 50 голов, два те­лятника на 40 голов, два ко­ровника на такое же количе­ство скота. Молочная ферма, маслобойня, рыбоперераба­тывающий цех, где были уста­новлены семь печей для суш­ки рыбы, коптильня, отделения для соления, а также два лед­ника для заморозки продук­ции. Четыре бригады еже­дневно на двух рыболовецких катерах ловили рыбу. Поля за­севали горохом, пшеницей, рожью, овсом и ячменем. В деревне работала начальная школа, почтамт, медицинский пункт, клуб и магазин.

В 1972 году в связи с рас­падом колхоза молодое ко­ренное население стало уез­жать из Чаронды в города Вологодской и Ленинград­ской областей, а также дру­гие населенные пункты, где еще существовали коллектив­ные хозяйства. И буквально за 20 лет, с 1990 года, жизнь в Чаронде остановилась. Мо­лодежь вывезла родителей с острова, а те, кто остался, со временем умерли. В настоя­щее время в деревне прожи­вает постоянно только один житель – Сергей Васильевич Гайдуков. Он вернулся сюда в 2008-м и не захотел больше покидать родительского дома.

С каждым столетием остров менялся. Несмотря ни на что, Чаронда и сегод­ня остается уникальным запо­ведным местом. Находясь на западном берегу озера Воже, отделена от большой земли реками Еломой, Модлоной и Еломским озером. Воже име­нуют еще Чарондским, а зем­лю вокруг него раньше назы­вали Чарондской округой.

Тишина вокруг первоздан­ная! Двери в городскую жизнь здесь плотно закрываются. Редко ступает сюда нога чело­века. Воздух свеж и ароматен. Место это – кладовая с вели­кими сокровищами, а одно из главных богатств – лес. Испо­кон веков стоят здесь сосны до небес, подружки-березки шумят листьями, подмигива­ют гроздьями ягод рябины, за несколько часов до дождя гру­стит ива, огромные ели держат по ночам луну и звезды.

Сквозь плотную листву де­ревьев проглядывают птичьи домики. Самое крупное гнез­до у орлана-белохвоста. Это целое фамильное поместье, в котором они живут десяти­летиями. Глухари и тетерева устраивают весной «театраль­ные представления», которые называют глухариным и тете­ревиным током. Утром всех бу­дит своими заливистыми пес­нями соловей. А если повезет, то можно встретить и других удивительных пернатых.

Невероятно разнообра­зен мир лесных обитателей. На территории острова мож­но встретить медведя, зай­ца, лису и волка. На заросших диким березняком и ивняком берегах озера расселились бобры. Испугать могут нео­жиданно выползшая черная змея, уж или гадюка.

Щедро преподносит свои дары эта земля. На торфяных берегах растут клюква, брус­ника, голубика, черника и мо­рошка. На песчаных – смо­родина, малина, земляника и костяника. Осенью под раз­ноцветным ковром из листьев прячутся грибы – боровики и подберезовики, лисички и волнушки, белые и моховики, да всех и не перечислить.

Когда мы едем на лодке в деревню по бескрайним во­дам озера Воже, дедушка нам рассказывает о живописных местах берегов острова Ча­ронда: Поржи, Мыс Алексеево, Голая тоня, Зобый мыс, Лапен­ская, Бревенник, Стрелица, Бранцевый ручей, Кайбовка, Чолмы. Уже никто не помнит, почему им даны такие удиви­тельные названия. Некоторые истории от прадеда до деда, а от него дошли и до нас.

Вот несколько из них. Про­плывая мимо острова Спас, можно увидеть небольшой за­лив, который превращает во­доем в воронку. Когда-то дав­но рыбаки закинули невод в этом месте. Достав, увиде­ли, что он пуст. Они снова его забросили, но улова вновь не было. Так повторялось не­сколько раз, но рыбу в этом месте поймать не удалось. Вот отсюда и появилось такое на­звание «Голая тоня», то есть пустые снасти. И до настояще­го времени рыба в этом месте действительно не клюет.

Там, где в озеро Воже впа­дает река Модлона, виднеет­ся мыс в виде стрелы, кото­рый выступает на 500 метров за пределы острова Чаронда в воды. Отсюда и название – Стрелица. Первая ягода, кото­рая появляется на чарондских болотах, – морошка. От похо­да за этим янтарным лаком­ством никто не отказывается. Путь не близок. Два киломе­тра пешком по песчаному бе­регу. И вот оно, удивительное место под названием «Ред­ко-Шубашное» с большими залежами торфа. Берег такой высокий, что, если подплывать к нему на лодке, приходит­ся делать ступеньки в торфе. Здесь, на болоте, растут ред­кие сосенки. Вот отсюда и на­звание – Редко, а Шубашное – шубки ягоды морошки.

Такая она – моя Чарон­да. Село? Деревня? Или за­брошенный город? Для нас она приготовила много зага­док, которые только предсто­ит разгадать. Самобытная, незабываемая… Заставляет восхищаться своей красотой и разнообразием природы, бес­крайними лесами, восходами и закатами над озером Воже. Я считаю, что любое село, дерев­ня, город нашей Вологодской области по-своему прекрасны, и Чаронда может быть объек­том культурного наследия.

Да, наш остров не обрел известности, но в этом и есть его очарование, пленитель­ность и сила. Для нас этот край – дорогая земля! И наша задача – не прервать тради­ции предков, сохранить ще­дрые подарки природы и при­умножить ее богатство.


По материалам Арины Половцевой

подготовила Ирина ДЕНИСОВА.

24 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все